Йоги в СССР. Часть 3. Катков А.Ю.

25 Дек 2012

Имя этого человека сегодня практически забыто. Всю свою недолгую жизнь он проработал в «закрытых» институтах военного ведомства. Если бы не его научно-популярные статьи в журналах, изданная в соавторстве книга да воспоминания встречавшегося с ним В.С.Бойко (одного из основателей московской школы классической йоги), возможно, никто бы так и не узнал об этом энтузиасте йоги, жившем и работавшем в Советском Союзе.

Катков А.Ю. (1949-1987)

Катков А.Ю.

Катков Алексей Юрьевич
(1949-1987)

Йогой Алексей заинтересовался во время учёбы во 2-м Московском государственном медицинском институте им. Пирогова. По окончании института поступил в аспирантуру и начал работу в Институте медико-биологических проблем. Это учреждение было тогда секретным, работало на нужды космонавтики и авиации и подчинялось Министерству Обороны. Подобные условия позволяли молодому учёному заниматься йогой, невзирая на её официальный запрет.

Катков занимался исследованиями предельных возможностей человеческого организма, условиями его адаптации к экстремальным воздействиям. Работа учёного проходила не только в лабораториях, но и в горах, где он на себе проверял возможности и резервы человеческой выносливости. В частности, его очень интересовали дыхательные техники йогов, различные режимы дыхания — в условиях высокогорья, голодания, сильного охлаждения и т.д. Мечтал попасть в космос для продолжения своих опытов в условиях невесомости. Но не прошёл строгий медицинский отбор…

Работа Алексея заключалась не только в засекреченных исследованиях. В 70-х годах в журнале «Химия и жизнь» публиковались его статьи: «Йоги владеют анабиозом?», «Боль побеждают не только йоги», «Где ключ к анабиозу йогов?», «Сон йогов глазами физиолога». Он был известен как первый исследователь и популяризатор получившего впоследствии немалую известность Порфирия Корнеевича Иванова (ратовавшего за лечение природными силами, в частности, ледяной водой) и даже снял о нём фильм. А ещё в 1979 году вышла в свет написанная в соавторстве с Н.А Агаджаняном книга «Резервы нашего организма»:

«Нам представляется, что людей условно можно разделить на две категории. К первой, весьма многочисленной следует отнести тех «нехотяев», которые воспринимают себя, свой организм как нечто раз и навсегда данное, завершенное. Они не хотят и не могут переделать, улучшить свою собственную природу. Ко второй же категории относятся люди, которые рассматривают себя как материал для неустанной работы, они как бы заново формируют свое тело, закаляют свою волю. И это дает положительные, подчас неожиданные результаты.»

Обложка книги "Резервы нашего организма"

Обложка книги

В книге в научно-популярной форме разобрано множество аспектов жизнедеятельности человека: питание, дыхание, физическая нагрузка и т.д. Приведено множество интересных фактов и свидетельств о необычайных возможностях человеческого организма, в т.ч. о «чудесах», демонстрируемых индийскими йогами. Много внимания уделено вопросам адаптации организма к условиям высокогорья. Эта тема, собственно, и сблизила будущего профессора Агаджаняна и его аспиранта Каткова — экспериментальные доказательства того, что высокогорная адаптация повышает сопротивляемость организма к экстремальным нагрузкам: недостатку кислорода, перегрузкам, высоким температурам и т.д. Недаром в программу подготовки всех советских космонавтов включались тренировки в горах.  Н.А.Агаджанян защитил свою докторскую диссертацию по теме «Физиологическое обоснование общего дав­ления и кислородного режима в обитаемых ка­бинах летательных аппаратов» ещё в 1967 году. А вот А.Ю.Катков только планировал защищать докторскую в конце 80-х на основе своей научной монографии «Адаптация к гипоксии и биоэкономика внешнего дыхания», вышедшей в издательстве аккурат в день гибели автора…

19 апреля 1987 года Алексей замёрз на Эльбрусе во время очередной холодовой ночёвки, выполняя специальное задание Института биофизики при Минздраве СССР. Это тоже было засекреченное учреждение, и потому обстоятельства смерти учёного  до сих пор точно неизвестны. В послесловии к третьему изданию книги «Резервы нашего организма» вряд ли была сказана вся правда:

«… во время зимнего восхождения на Эльбрус погиб Алексей Катков. В штормовую погоду он решил не отступать, преодолеть разбушевавшуюся стихию и покорить очередной пик горного исполина. Но силы оказались неравными.»

Южный маршрут восхождения на Эльбрус

Маршрут на вершину Эльбруса по юго-восточному склону. Кто катался там на лыжах, знает, что с помощью техники подняться можно чуть выше «Приюта одиннадцати», до высоты 4200 м. Выше — уже только пешком.

 

[spoiler title=»О научной деятельности на Эльбрусе (из книги Н.А.Агаджаняна и А.Ю.Каткова)» open=»0″ style=»1″]

«Интересно что еще в 30-е гг. была построена высокогорная хижина на седловине Эльбруса (высота 5300 м), где на протяжении нескольких лет проводилась обширная научно-исследовательская работа. В 1966 г. по инициативе академика Н. Н. Сиротинина на восточной вершине Эльбруса (высота 5621 м) с помощью вертолета была установлена медико-биологическая лаборатория. Правда, эти сооружения, к сожалению, не выдержали единоборства с суровыми зимними эльбрусскими ветрами. Позднее сотрудниками Н. Н. Сиротинина был сооружен пенопластовый домик на южном склоне Эльбруса в районе Камней Пастухова, расположенных на высоте 4700 м. Но и он через несколько лет оказался целиком во власти льдов. Летом 1974 г. во время эльбрусской экспедиции, в которой участвовали авторы этих строк, домик был освобожден ото льда и отремонтирован. В нем мы провели интересные исследования по изучению эффекта гиповентиляторной тренировки в условиях высокогорья.

Раз уж мы заговорили о Камнях Пастухова, то не лишне рассказать и об их истории, наглядно демонстрирующей резервы человеческого организма в преодолении горной болезни. 31 июля 1890 г. на восточную вершину Эльбруса вышел с казаками военный топограф Андрей Васильевич Пастухов. Выше тех самых камней, которые теперь носят его имя, Пастухова не пускали сильнейшие приступы горной болезни (общая слабость, невозможность самостоятельно передвигаться, тошнота). Четыре раза казаки на бурках сносили его без сознания к этим камням, однако, придя в себя и сделав передышку, Пастухов снова шел на штурм высоты! И снова приступ горной болезни валил его с ног, и снова казаки стаскивали его вниз… Наконец на шестые сутки штурма Пастухов выбрался на восточную вершину Эльбруса и проработал там 3.5 ч, производя топографическую съемку.

Говоря о приспособлении организма человека к высокогорному климату, нельзя не отдать должного огромной 50-летней работе в этой области, проделанной Н. Н. Сиротининым. Мы вправе считать его «отцом» советской высокогорной физиологии и медицины. Им был впервые выдвинут, экспериментально обоснован и разработан принцип так называемой ступенчатой акклиматизации, т. е. постепенной адаптации к горному климату на все возрастающих высотах, предложена кислотная профилактика горной болезни, которая возникает из-за недостатка кислорода и вымывания из организма углекислоты во время одышки. Н. Н. Сиротининым были разработаны методы лечения горным климатом бронхиальной астмы, малокровия, некоторых психических заболеваний. Логика исследований Н. Н. Сиротинина высокогорной адаптации привела к постановке и решению новых задач: использовать компенсаторно-приспособительные реакции организма, выработанные при тренировке по преодолению кислородного голодания, для повышения его устойчивости к действию различных экстремальных факторов.»

[/spoiler]