Смерть известных йогов

2 Июн 2013

Комментарий будет несколько развернутым, уж больно горячая тема. Как писал когда-то молодой, и еще не выродившийся в благополучного мерзавца Андрюша Вознесенский в одноименной поэме, обращаясь к человеку вообще : “Раб стандарта — царь природы, ты свободен без свободы, ты летишь в автомашине, а машина – без руля, Оза, роза ли, стервоза, как скучны метаморфозы, в ящик рано или поздно, жизнь была – а на фига!?” Итак, здоровье известных йогов.
Если мы возьмем, например, видных военачальников Второй мировой, то, при всех послевоенных суперусловиях и комфорте, жили они не очень долго, — почему? Быть может именно потому, что какая-то доля их жизни и здоровья вычерпывалась окружающим социумом? Неизвестные солдаты не только гибли, но и жили подольше генералов, некоторые и далеко за сто. Но это лишь первое виртуальное обстоятельство, на которое можно обратить внимание.
Далее: отчего, например, умер знаменитый философ рене Декарт? Он взял на себя обязанность вести утренние беседы с некой знатной особой, и, будучи болен, продолжал это делать, философски пренебрегая состоянием тела, пока непосильная нагрузка окончательно его не сломила. Этим примером я хочу сказать, что великие йоги оставались еще и людьми, и многим из них, революционерам и подвижникам в своем деле (как, например, Ауробиндо, которые истратили достаточно сил в процессе жизни, прежде чем стали тем, кем стали), просто не хватало энергии соответствовать тому образу, который они сами и создали. Пытаясь делать это, они надрывались окончательно, яркий пример – Вивекананда.
Живут долго несколько категорий людей: обладающие природным неисчерпаемым здоровьем; пребывающие в благоприятных условиях и не предающиеся излишествам (как, например, те же самые долгожители); не расходующие себя на взаимодействие с людьми окружающим миром, что весьма важный момент. Есть такая забавная пословица: “Быть хорошим – это очень изнашивает человека”.
Понимаете мысль? Когда ты вынужден реагировать в тысячах контактов и делаешь это со всей душой, то, не обладая уникальной генетикой, никто долго не протянет, и даже йога в этом случае – не панацея. А все учителя, которых перечислил Вий, как раз и грешат таким расходом себя, — или грешили. Все, вплоть до Кастанеды! Но он расходовался еще и на освоение самого метода, — помните, как и сколько раз его выворачивало от снадобий и ситуаций, создаваемых доном Хуаном? У Рамакришны от экстазов шла кровь горлом, — слабое место, — он и умер от него, а у Кастанеды реагировала печень, главный регулятор пищеварительного тракта, и он, становясь на путь воина, получал систематическую перегрузку этого функционального звена, которая впоследствии оказалась гибельной.
Кто долго живет? Тот, кто не высовывается, не истирается о людей и события, не расходует на них силы, которые можно было бы приберечь для собственного развития и самосохранения, в конце концов!
Вы возразите мне: — Как же, ведь йога должна давать силы и сохранять здоровье… Да, должна, и она делает это. Но мне доподлинно известно на собственной шкуре что такое стоять на людском конвейере, каждому из учеников и пациентов ты должен дать или обеспечить информацию, им необходимую, помочь распутать их проблемы, поддержать, обнадежить, скомпенсировать, взять на себя какую-то часть их неудовлетворительного состояния. И т.д. и т.п. И найти баланс прихода и расхода сил, даже с эффективнейшей практикой йоги, поверьте, далеко не просто. Особенно при индийском подходе, когда считается, что с какого-то определенного возраста гуру уже не должен следить за телом, а заниматься только высшими практиками.
Это также ошибка, поскольку состояние тела обеспечивает возможность психике и физиологии без существенного ущерба для здоровья работать в экстремальных режимах, одним из которых, безусловно, является состояние самадхи, и даже одно только глубокое созерцание с соответствующей глобальной перестройкой психики.
Один из знаменитых святых и мудрецов Индии Венкатараман Айер (Рамана Махариши) тоже умер от рака (опухоль возникла на левой руке, но от операции он отказался), причем по свидетельству врачей он должен был просто сходить с ума от боли, на самом же деле он ее не чувствовал, поскольку контролировал тело полностью. И умер он в полном сознании и без мучений. Другой вопрос – почему это заболевание у него возникло к семидесяти годам? Но тогда я спрошу у вас: если вы общаетесь ежедневно с сотней или несколькими сотнями людей, и каждый хочет получить от вас хоть немного состояния устойчивого спокойствия, и вы даете каждому что-то от себя и своего состояния, то сколько вас самих останется через десять, двадцать, тридцать лет такой жизни? И какая йога поможет прожить так подольше, когда при таком расходе год идет за три?
Конечно, неграмотная работа с телом также может износить его до срока, о чем и говорил прошлым летом привезенный Сидом в Москву Шандор Ремет. И в этом плане я лично больше уважаю Айенгара, нежели Джойса, который только стоит и командует: делай раз, делай два… Кстати, Айенгар для своих восьмидесяти двух выглядит неплохо, как и выполняет асаны. Но он вообще человек феноменальных данных. И потом йога никогда не была средством, избавляющим от смерти. Он немощи, присущей старости – да.
Конечно, состояние тела есть во многом производное от состояния сознания, но не всегда, поскольку если вы, скажем, попали в Освенцим, то со спокойствием души могут возникнуть проблемы.
От заболеваний лечат не конкретные великие учителя йоги, а ее метод, грамотно воспроизводимый и применяемый. И при всех привходящих факторах йога помогает тогда, когда не работает все остальное, и мне это доподлинно известно, это моя жизнь и работа с людьми. Только это уже не тема конфы, а нужно просто рассказывать не один час. А еще лучше – показать людей, которые посредством йоги решили массу проблем, чтобы они сами рассказали об этом. Способность крутить крутые асаны – это еще не йога. Впрочем на конфе присутствуют некоторые мои ученики, может они поделятся соображениями на тему самочувствия и мировосприятия, которые дает грамотная практика йоги?
Что же до Йогананды, то я не слишком склонен верить легендам. Есть бородатый анекдот на эту тему: — Вы верите в привидения? – спросили лектора. – Конечно нет, — ответил он, и медленно растаял в воздухе.
Не судите о йоге по тем ее представителям, которые волей случая оказываются на виду, они-то как раз и есть нетипичные последователи учения, со всеми, вытекающими последствиями. Пребывание на виду – уже само по себе большое испытание для жизни и здоровья. Вот если бы Вивекананда практиковал подлинную йогическую работу с телом везде и всегда, то, быть может, он бы жил до сих пор, как Айенгар. Пренебрежение телом во имя духовности, недостаточная или неверная практика, вот что подкашивало и подкашивает многих известных йогов.
Тот же самый Тапасвиджи, судя по записям в книгах Ост-Индской компании, прожил далеко за двести. Он был подлинным йогом, то есть жил для того, чтобы заниматься только этим, и занимался этим, чтобы продлевать такую жизнь. Но многим ли будет по душе такое существование, когда здоровье тела подменяется полной потерей смысла бытия, поиски которого так выматывают некоторых?
Насчет каратистов и других говорить не правомочен, я не с этой улицы.
Так что, ребята, прежде чем говорить о профессиональных болезнях известных йогов, надо попытаться хотя бы отчасти влезть в их шкуру. А заодно и помыслить качественно, так оно вернее будет.

Автор: Виктор
ТемаЙога и дама с косой . / От чего может умереть настоящий Йог?