Йоги в СССР. Часть 2. Курилов С.В.

19 Ноя 2012

«В 1974 году Станислав Курилов бежал с круизного лайнера «Советский Союз», проходящего мимо берегов Филиппин. С ластами, маской и трубкой без еды и питья в течение 3 суток проплыл до острова Сиаргао около 100 км.

После расследования, проведённого филиппинскими властями, и нахождения в заключении был депортирован в Канаду, получил канадское гражданство.
В СССР заочно приговорён к 10 годам лишения свободы за измену Родине.»

Не правда ли, цитата из энциклопедии похожа на концовку приключенческого романа? Между тем, это реальная история…

Курилов С.В.


Курилов С.В.

Курилов Станислав Васильевич
(1936-1998)

При жизни этот человек был практически неизвестен: в то время, пока жил в Стране Советов — рядовой её гражданин, каких миллионы; после побега — изгой, преступник на Родине и, по-прежнему, незаметный скромный труженик за рубежом.

Слава Курилов, как его обычно называли, с детства был страстно влюблён в море, хотя увидел его впервые только в пятнадцать лет. Первая книга о йоге попалась на глаза на первом курсе института:

 Это было то, что я так долго бессознательно искал. В йоге была какая-то тайна. Впервые я встретился с чем-то, что нельзя было понять с помощью чтения.

С этого момента жизнь его вошла в штопор. Автобиографическая книга, написанная им, в общем-то, для себя, не для публики, и изданная уже после его смерти, читается на одном дыхании, как захватывающий роман. Будучи человеком страстным и терпеливым, он отдавался своим увлечениям, морю и йоге, полностью, без остатка. Чего только стóят его занятия дыхательными упражнениями в промёрзшем насквозь танке или стойка на голове, привязанным к корабельной мачте, во время шторма! Это увлечение, граничащее с фанатизмом. Но какая сила воли!

Слава Курилов "Один в океане"

Автобиографический роман

Десять лет непрерывных занятий йогой привели его к такому опыту самопознания, о котором многие современные практики могут только мечтать. Без наставников, руководствуясь только скудными книжными источниками и своим безграничным терпением, он прошёл длинный путь от асан:

«Первые пять лет ничего примечательного со мной не случалось. Я жил своей внутренней жизнью и все свободное время посвящал упражнениям. В течение нескольких лет я выполнял асаны — статические позы…

Тогда я не понимал смысла упражнений. Я принимал очередную позу и оставался в ней, пока не чувствовал неудобства… Я обладал безграничным терпением, не ожидал никаких результатов в ближайшем будущем и получал от упражнений только великолепное самочувствие…»

до пранаямы:

«Все, что я делал до этого, можно назвать гимнастикой, акробатикой, диетой, но только не йогой. С этого момента начинается самая трудная, самая опасная, с точки зрения учителей, но и самая интересная часть…»

а потом и дальше — к высшим ступеням йоги, вплоть до самадхи (в его представлении).

Остров Сиаргао в Филиппинском архипелаге

о.Сиаргао — до сих пор довольно глухое местечко даже для Филиппин

Подобная практика не проходит бесследно. Человека, испытавшего контакт с Непознаваемым, уже невозможно удержать в жёстких рамках государственных границ. По профессии — океанограф, Слава Курилов был признан невыездным за пределы СССР. Он мечтал работать в тропических морях, была договорённость о совместных подводных исследованиях с Жаком Кусто, но Особый отдел перечеркнул все надежды:

«… мне пришел ответ с предельно ясной формулировкой: «Посещение капиталистических стран считаем нецелесообразным.»

И тогда — такой шаг, который любому обычному человеку показался бы безумством. Побег  за железный занавес. Ночной прыжок с 15-метровой высоты палубы в штормовой океан. Если до этого момента книга читается как детективный роман «один против общества», то теперь она становится захватывающим дух приключенческим романом «наедине с океаном»:

«С точки зрения здравого смысла мои шансы добраться до берега живым выглядели так: если во время прыжка я не разобьюсь от удара о воду, если меня не сожрут акулы, если я не утону, захлебнувшись или от усталости, если меня не разобьет о рифы, если хватит сил и дыхания выбраться на берег и если к этому времени я все еще буду жив — то только тогда я, может быть, смогу поблагодарить судьбу за небывалое чудо спасения.»

Впрочем, и после того, как благополучно завершилась эта авантюра, жизнь у Славы Курилова была не скучной. Почитайте сами его книгу «Один в океане» (она включает роман»Побег» и несколько не менее интересных автобиографических рассказов). Погиб Станислав Васильевич во время водолазных работ на Тивериадском озере в Израиле.

Памятник Курилову на темплиерском кладбище в Иерусалиме

Кладбище ордена темплиеров в Иерусалиме (Израиль)

 

Интервью Славы Курилова для израильского телевидения (на английском языке):